5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Вначале о страшилках

Все о страшилках, ужастиках и кошмариках

Однажды мы сидели на кухне и ужинали. Вдруг заходит моя бабушка и говорит:

— Смотрите, что я нашла в старом альбоме.

И показывает военную фотографию дедушки. Дедушка в пилотке набекрень, усы лихо закручены, на шее автомат висит.

— Снесу ее в фотоателье, — говорит бабушка. — Пусть большой портрет сделают. А я его потом на стенку повешу. Напротив кровати.

Прошла неделя. Наступила ночь.

Спим мы себе, и вдруг на всю квартиру:

Мы вскочили и помчались в бабушкину комнату. Прибегаем, а там бабушка лежит, вся изрешеченная пулями.

Приехала, конечно, милиция. Смотрели-смотрели. Кто стрелял. Откуда стреляли. Ни-че-го непонятно.

Начали мы было горевать по нашей любимой бабушке, а папа и говорит:

— Че о ней горевать-то? Зато комната освободилась.

Ну, мы и перестали. Прошла еще неделя. Приехала к нам тетя Груша из Житомира. Рояль купить. Мама ей постелила на бабушкиной кровати. Легли мы все спать.

Вдруг посреди ночи:

Вскочили мы и понеслись в бабушкину комнату. Прибегаем и видим: лежит тетя Груша, вся изрешеченная пулями.

Опять приехала милиция. Опять смотрели-смотрели. Опять ничего не поняли. Начали мы было горевать о тете Груше, а папа и говорит:

— Че о ней горевать-то? Зато теперь у нас рояль есть.

Прошла еще неделя. И вот как-то захожу я в бабушкину комнату, смотрю на дедушкин портрет и вижу: раньше автомат у дедушки на шее висел, а сейчас он его в руках держит. Тут-то я все и понял.

— Дедушка, — говорю, — так, значит, это ты стрелял?!

— Тише, тише, внучок, — зашикал на меня дедушка. — Ишь какой сообразительный.

— Да уж, сообразительный, — вздохнул я. — В школе одни двойки получаю.

— Это дело поправимое, — отвечает дедушка. — Возьми мой портрет, снеси его в школу и повесь в кабинете литературы, заместо писателя Толстого. На следующий день я так и сделал. Пришел на полчаса раньше и заменил Толстого на дедушку. А тут и урок. Заходит в класс преподаватель Сер- гей Иваныч и говорит:

— Ну-ка, Головастиков, расскажи про Грибоедова.

А Головастиков — это я.

— Грибоедов, — начал я рассказывать, — очень любил есть сырые грибы.

— Двойка, Головастиков! — говорит Сергей Иваныч.

Не успел он эти слова произнести, как раздалась автоматная очередь:

Сергей Иваныч так на пол и повалился, весь пулями изрешеченный. Вот тебе и Грибоедов.

На другой день дедушка мне говорит:

— Теперь снеси мой портрет в кабинет истории и повесь заместо полководца Суворова.

Отнес я дедушку в кабинет истории и повесил заместо Суворова.

Заходит Нонна Петровна. Наша историчка.

— Головастиков, — спрашивает с ходу. — Кто такой Наполеон?

— Наполеон, — отвечаю я, — это французский коньяк!

— Двойка! — возмущенно кричит Нонна Петровна.

Ну-ну, думаю, ставь двойку. Только она журнал открыла. А тут:

И Нонны Петровны как не бывало.

Больше никто мне двоек не ставил. Я сделался круглым отличником и окончил школу с золотой медалью. Потом поступил в университет и окончил его с красным дипломом. Потом стал аспирантом, потом доцентом, потом профессором, потом академиком, потом президентом Академии наук.

И везде, где бы я ни находился, со мной был портрет любимого дедушки с автоматом в руках.

Жила-была на свете принцесса Алена, прекрасная, но бледная. Почему бледная? Да потому что у нее не было крови. Ни капельки. Это очень огорчало папу- короля. И вот однажды позвал он во дворец бабку- колдунью и спросил у нее совета.

А колдунья и говорит:

— Пускай принцесса пойдет одна в дремучий лес, найдет там Кровавое озеро и напьется из него крови.

Как колдунья сказала, так Алена и сделала. Пошла в дремучий лес, нашла Кровавое озеро и начала пить кровь. Пьет-пьет и не замечает, что к ней колдунья подкрадывается. А та подкралась, да и столкнула принцессу в озеро. Алена тотчас захлебнулась и утонула. Опустилась на самое дно и превратилась из принцессы в утопленницу.

Прошло несколько тысяч лет.

За это время Кровавое озеро стало обычным озером. А на месте дремучего леса теперь располагалась детская спортивная база под названием «Юный подводник». Тренером на этой базе работал водолаз Генка. Вот как-то плывет Генка под водой в водолазном костюме и видит: на дне, среди водорослей, лежит красивая девушка. Генка сразу в нее влюбился и решил на ней жениться. Вытащил он принцессу Алену (а это была она) на берег, сделал ей искусственное дыхание, а заодно и предложение: так, мол, и так, выходи за меня замуж.

Алена очнулась, огляделась, увидела, что совсем другие времена настали, и согласилась выйти за Генку.

Привел Генка принцессу к себе домой.

— Сейчас, — говорит, — я тебя со своей бабкой Клавой познакомлю.

А тут и сама бабка в прихожую выходит. Смотрит Алена — а это та самая колдунья, что ее в Кровавое озеро столкнула. Принцесса виду, естественно, не подала, что колдунью узнала; однако ж про себя решила последить за старушкой.

Вот в полночь встала бабка Клава с кровати и куда-то пошла. Алена за ней.

Шли они, шли и пришли на кладбище. Колдунья дотронулась до одной из могил, могилка и раскрылась. Спустилась бабка Клава в могилу и пропала. Алена, недолго думая, тоже в могилу полезла. И оказалась в темном коридоре. Шла она, шла по этому коридору и пришла в огромный зал. Посредине зала золотой трон стоит, а на троне ее папа-король сидит. Увидел король свою дочку-утопленницу. Обрадовался, конечно. И принцесса Алена тоже рада без памяти.

— Папка, — радостно кричит, — а я замуж выхожу!

— Замуж — это хорошо, — одобрил папа-король. — Надеюсь, за принца?

— Нет, — отвечает Алена. — За водолаза.

— За Генку, что ли? — спрашивает король.

Принцесса Алена так на пол и села от удивления.

— А ты откуда знаешь?

— Как же мне не знать, — хихикает король, — если он мой родной сын.

Принцесса сидит на полу и ушам своим не верит. Тут в зал вошла королева и все объяснила:

— Я продавщицей работала. В обувном магазине. Там мы с королем и познакомились. Он зашел ботинки купить. А после привел меня тайным ходом из моей эпохи в свою.

Выслушала все это Алена и заплакала.

— Значит, Генка — мой брат, — всхлипывает, — а колдунья — моя бабушка?

Тут в зал вошла бабка Клава. И говорит: — Колдунья колдунье рознь, внученька. Есть злые колдуньи, а есть добрые. И добрых называют — волшебницами. Так вот я — волшебница.

— А для чего ты тогда меня в Кровавое озеро столкнула? — не понимает Алена.

— Для твоей же пользы, — отвечает бабка Клава. — Чтоб в тебе больше кровушки было. Зато смотри, какая ты теперь румяная да пригожая.

Тут в зал вошел водолаз Генка.

— Привет семейству, — рукой машет.

— Геночка, — бросилась ему на шею Алена. — Никогда мы с тобой не сможем пожениться, потому что мы — родные брат и сестра.

Читать еще:  Устройство и характеристики двигателя заз

— А вот и сможете, — хитро посмеивается бабка Клава. — Я сейчас поколдую.

Поколдовала-поколдовала — и Генка с Аленой из брата с сестрой превратились в мужа с женой. Все, конечно, очень обрадовались такому превращению, сыграли свадьбу, и стали молодые жить-поживать да добра наживать. Вскоре папа-король ушел на пенсию, и королем стал Генка. Но подводное плавание не бросил. Регулярно участвовал в международных соревнованиях. А недавно даже мировой рекорд установил: пробыл под водой три с лишним месяца. Причем без водолазного костюма.

Про мальчика Митю,
который все делал наоборот

Жил-был мальчик по имени Митя. Он все делал наоборот. Ему говорят — не сори, а он сорит. Ему говорят — не хами, а он хамит. Вот едет как-то Митя в вагоне метро, а там на дверях написано: «НЕ ПРИСЛОНЯТЬСЯ». Ну он, естественно, тут же прислонился. А дверь возьми да и откройся на полном ходу. И мальчик Митя вывалился из вагона. И головой ка-а-к хрястнется о стенку тоннеля. И убился. Но не до смерти.

В другой раз летел мальчик Митя на самолете. А в самолете тоже дверь и тоже с надписью — «НЕ ОТКРЫВАТЬ». Митя, конечно же, взял да и открыл ее. И выпал из самолета. Да ка-а-к шмякнется о землю. И снова убился. Но опять не до смерти.

В третий раз идет мальчик Митя по улице. Смотрит — трансформаторная будка стоит, а на ней написано: «НЕ ВХОДИТЬ». Но вы же знаете мальчика Митю, он же все делает наоборот. Вошел Митя в гудящую будку. Его там ка-а-к шарахнет током. И он вновь убился. И на сей раз уже до смерти.

Сколько ж можно, в самом деле, не до смерти убиваться?!

Жила-была девочка Даша, очень симпатичная, но непослушная. Ни в школе никого не слушала, ни дома. И вот однажды Даша так расшалилась, что мать возьми да и скажи в сердцах:

— Ах, какая же ты несносная девчонка! Вот сейчас придет людоед и съест тебя вместе с косточками!

На беду, в это самое время под окнами проходил настоящий людоед. Звали его Петр Ильич. Услыхал он материны слова и, конечно, страшно обрадовался; потому что наступило время ужина, а на ужин у людоеда никого не было.

Тук-тук-тук — постучал он в дверь. Мать открыла, недоумевая, что за поздний гость пожаловал.

— Добрый вечер, — говорит людоед. — Давайте знакомиться. Меня зовут Петр Ильич. Можно просто Петя.

— И что дальше? — не понимает мать.

— Ничего, — отвечает Петр Ильич. — Пришел вашу дочку есть. Как вы и хотели.

Ахнула мать от такого сюрприза, но делать нечего: слово — не воробей, вылетит — не поймаешь.

— Вы уж как-нибудь того. — просит она людоеда, — побыстрей ее ешьте. Чтоб девочка не мучилась.

— Не беспокойтесь, мамаша, — говорит Петр Ильич. — У меня и батюшка людоедом был, и матушка — людоедка. Я свое дело знаю: так проглочу вашу дочку, что она даже не заметит.

— Ой, спасибо, голубчик, — с облегчением вздохнула мать. — Утешил.

На том и распрощались.

Привел людоед Дашу к себе домой, огонь в очаге развел, здоровенную кастрюлю над огнем повесил. — Полезай, — приказывает, — в кастрюлю и варись ровно сорок минут. Да смотри не забывай себя регулярно помешивать и подсаливать.

А сам сел на лавку и стал напильником зубы точить. Тут только Даша ясно поняла, что она одной ногой в могиле стоит и если сию же секунду чего-нибудь не придумает, то и другой ногой в могилу встанет. А надо сказать, что девочка она была хоть и непослушная, но умная.

— Петр Ильич, — говорит Даша вкрадчиво, — а вы знаете, что вас зовут точно так же, как великого композитора Чайковского?

Людоед, конечно, этого не знал и поэтому сильно удивился.

— Врешь, поди, — глядит недоверчиво. — Чтоб людоеда звали так же, как и великого композитора? Да в жизнь не поверю.

— А вот и не вру, — отвечает Даша и, чтобы еще сильнее запутать людоеда, предлагает: — Хотите, я вам его балет «Лебединое озеро» станцую?

И, не дожидаясь людоедского согласия, девочка протанцевала весь балет от начала до конца. Да еще и музыку из балета просвистела.

Людоеду это о-о-очень понравилось, особенно когда Даша на одной ноге тридцать два раза прокрутилась, изображая умирающего лебедя.

— Ух ты! — с восторгом завопил он. — Все! Точка! Решено! Я тоже буду композитором.

А хитренькая Даша ему в ответ:

— Чтобы стать композитором, надо есть одни одуванчики.

Людоед тотчас бросился варить щи из одуванчиков. Похлебали они этих щей, поболтали о том о сем.

Наконец Даша и говорит:

— Ну ладно, Петя, пора мне домой бежать, а то мать, наверное, с ума там сходит. А ты ешь побольше одуванчиков и попробуй сочинить оперу.

Прибежала Даша домой, а мать действительно с ума сходит, почти уже сошла.

— Дашенька! — кричит диким голосом. — Ужинать будешь?!

— Спасибо, мамочка, — отвечает Даша. — Не откажусь еще разок перекусить. А то людоед костлявый попался, а ты у меня пухленькая, мягонькая.

Как услышала мать эти слова, так вся и задрожала, словно осиновый листок.

— Не губи, доченька, — молит слезно. — Христом Богом прошу, не губи!

— Да я пошутила, — смеется Даша. — У тебя что, мама, чувства юмора нет?

— Фу-у, — вытирает мать со лба холодный пот. — Шутница ты у меня, дочурка.

В общем, поужинали они и легли спать.

А на следующий год опять Петр Ильич к ним заявился: во фраке, в лакированных ботинках. Та-акой важный, и не подумаешь, что когда-то людоедом был.

— Здравствуйте, дамы, — степенно этак здоровается. — Разрешите пригласить вас в оперный театр на премьеру моей оперы «Я никого не ем».

И протягивает оторопевшим матери и Даше два пригласительных билета.

Мультфильм Немного о Страшилке смотреть онлайн

Увлекательный красочный мультфильм «Немного о страшилке» обязательно понравится маленьким зрителям. Впрочем, и родители малышей наверняка с удовольствием присоединятся к своим детям, ведь главные герои мультика настолько очаровательны, что хочется смотреть онлайн «Немного о страшилке» снова и снова. Что же необычного в этой истории? А то, что в ней такие разные и, казалось бы, несовместимые друг с другом существа, как непоседливая и любопытная летучая мышка, практичный хозяйственный крот и очаровательный солнечный зайчик становятся лучшими друзьями. Они вместе рисуют радугу, переживают настоящую белую ночь, учатся рисовать, красят забор, при этом попадая в тысячи забавных ситуаций. Вместе с героями мультсериала дети будут познавать мир, учиться новому и делать для себя множество интересных открытий. «Немного о страшилке» прекрасно сочетает в себе поучительное и развлекательное начало.

Приглашаем посмотреть мультфильм «Немного о Страшилке» в нашем онлайн-кинотеатре совершенно бесплатно в хорошем HD качестве. Приятного просмотра!

Как рождаются страшилки? Интервью с фольклористом и жуткий подкаст от «Афиши Daily»

В детстве мы вызывали Пиковую даму и пугали друг друга историями о гробике на колесиках. Повзрослев, открыли«ужасную правду» о шаурме, проклятых домах и кладбищах. Никита Петров, заведующий Лабораторией теоретической фольклористики ШАГИ РАНХиГС и один из создателей журнала «Фольклор и антропология города», рассказывает, зачем нам нужны страшилки.

Если начать скроллить этот текст, можно увидеть леденящий кровь подкаст (он также доступен в Apple Podcasts, «ВКонтакте» и Anchor). Слушайте его осторожно и опасайтесь гробика на колесах; а если он прилетит за вами, то бегите и не оглядывайтесь!

Какими бывают страшные истории

Страшные истории рассказывают разные. Но можно выделить несколько больших пластов: рассказы о встрече с нечистой силой в деревнях (былички), городские легенды и страшилки советских детей.

Читать еще:  Общие сведения о системе пуска трактора

Разделение на город и деревню — искусственное. В последней традиционно пугали колдунами, ведьмами, русалками, лешими и так далее. С появлением городов этот бэкграунд был перенесен в урбанизированную среду и дополнен новыми деталями — например, черной «Волгой», пианино с иголками в клавишах и пирожками с фаршем из людей. При этом до XIX века о городских страшных историях и легендах в России (по сравнению с Европой) мы знаем мало. Мостиком между традиционными быличками и городскими страшными историями были святочные рассказы — чудесные истории с хорошим финалом. Их спектр довольно широкий: от почти деревенских и детских страшилок до готических ужасов и сентиментальных повествований, где пуантом оказывается чудо или моральный урок. «Святочные рассказы» Николая Полевого, некоторые произведения Николая Лескова и Федора Достоевского — те же страшные истории, которые могли рассказывать во время святок, но только литературно обработанные; они были предназначены для более-менее просвещенной публики.

Иногда со временем они усложняются и обретают сюжетную форму. Так произошло с историей про Берию. Изначально она звучала просто: молодым девушкам — особенно белокурым — не стоит гулять по улицам вблизи особняка Берии, потому что их могут похитить для порочных услад Лаврентия Павловича. Но со временем слух оброс подробностями: если в полночь встать на угол Вспольного переулка и Малой Никитской улицы, приедет машина, будет слышно шуршание шин и смех нетрезвой актрисы, появится призрак Берии и так далее.

О московских страшилках известно из бытовых очерков середины XIX — начала XX веков, а также благодаря литературоведу и историку Евгению Баранову. Он был собирателем фольклора и в 1928 году составил небольшой сборник московских легенд. Туда вошли, например, истории про Якова Брюса — государственного деятеля и сподвижника Петра Первого. Брюса считали колдуном, хотя на самом деле он занимался наукой. Рассказывали, что по ночам он летает по городу, а в его башне (речь о Сухаревой башне, которая была разрушена в 1934 году. — Прим. ред.) хранится огромная колдовская книга. Еще Баранов записывал истории о проклятых домах. Один из них, знаменитый дом князя Оболенского, находился по адресу ул. Арбат, 14. По легенде, в нем слышались стоны, перемещались предметы, поэтому там никто не уживался.

Некоторые московские истории отличает связь сюжета с образом правителя . Например, почему появилась кольцевая линия метро и кто решил сделать ее коричневой? Говорят, когда Сталину принесли на утверждение схему линий московского метрополитена, он поставил на лист кружку с чаем (в другом варианте — с кофе). Там остался отпечаток. Из‑за страха архитекторы не стали уточнять, что имел в виду руководитель советского государства, и внесли кольцевую линию в план строительства. Другой пример — гостиница «Москва» на улице Охотный Ряд (демонтирована в 2004 году). Архитектор Алексей Щусев принес Сталину два разных плана. Листы наложились один на другой, и вождь подписал их посередине, не глядя. В итоге Щусев вместе с другими архитекторами построил асимметричное здание с двумя разными фасадами.

Интересно, что местом действия легенд мегаполиса часто выступают кладбища . В Москве их много, и почти на каждом есть могилы святых или людей, которые не были канонизированы, но обладают определенным статусом. Один из них — юродивый Иван Яковлевич Корейша, живший в XIX веке. Его похоронили на кладбище у храма Ильи Пророка в Черкизове. В 1990-е годы недалеко от могилы Корейши построили новую станцию метро — «Черкизовскую». Рассказывают, что во время прогона машинист сильно разогнался, как вдруг перед ним возникла огромная фигура юродивого и грозно сказала: «А ну не гоняй! Я здесь молюсь». С тех пор поезда метро всегда замедляют ход на пути от «Преображенской площади» к «Черкизовской».

Как и в случае с городскими легендами, происхождение детских страшилок тоже не до конца понятно. Каждую историю можно разбирать отдельно. Например, откуда появился гроб на колесиках? По одной версии, это результат влияния предыдущей традиции, фольклорной или литературной — например, все помнят гоголевского «Вия», где летают гробы. По другой — здесь можно усмотреть связь с крематориями, которые появились в 1920–1930-е годы. Там тоже гроб уезжает в печь, как будто на колесах, — рассказы об этом новшестве вполне могли закрепиться на уровне деталей в детских страшилках.

Детские страшные истории были и в XIX веке — например, в рассказе Тургенева «Бежин луг» ребята собираются у костра и пугают друг друга. Но пик популярности страшилок пришелся на 1960–1980-е годы. Это идеальный набор советских страхов, который отвечает на вопросы, тревожащие ребенка. С одной стороны, было радио, которое почти никогда не выключалось и транслировало идеологические и пропагандистские вещи (вероятно, отсюда появился голос, который пугает мальчика по радио: «Мальчик, мальчик, гробик на колесиках едет к тебе»). С другой — родители и незнакомцы на улицах, в чьих разговорах зачастую проскальзывали непонятные и странные детали советской действительности. В результате этой нестыковки отдельные вещи попадали в стихию страшного наряду с колдунами и ведьмами: черная машина, которая увозит родителей и детей в неизвестном направлении, черные занавески, за которыми может спрятаться незнакомец.

Структура детских страшилок усложняется вместе с возрастом рассказчика. Дети 5–7 лет рассказывают короткие и простые истории, где антагонистом выступает черная рука или красное пятно. Дальше страшилки становятся сложнее и детализированнее, появляются два и более сюжетных хода. Некоторые истории, рассказываемые десятилетними отчасти напоминают волшебную сказку с теми же элементами, о которых писал Владимир Пропп в «Морфологии волшебной сказки». Финал усложнения структуры приходится на 14–15 лет, когда страшилки превращаются в пародию. Гробик на колесиках находит девочку, но та бросается на него с топором. А мальчик, чья семья пропала, когда пыталась выяснить причину появления красного пятна на потолке, поднимается на чердак и видит, что там два котенка помидоры давят. Финал разрушает практически всю структуру страшного, но помогает истории продолжить существование.

Как появляются страшные истории

Вопрос, кто придумывает страшные истории, некорректен в фольклористике. Понятно, нам хочется, чтобы у каждого явления была точка отсчета. Но часто это технически невозможно проследить. Иногда наша память пытается найти опору в виде первого создателя популярной истории, и возникают такие фигуры, как Гомер. Но анонимность — одна из характеристик фольклорных текстов. Поэтому обычно говорят не про первого рассказчика, а про законы сохранения и передачи текста во времени.

Единого фольклора — русского или немецкого — не существует. Он диалектен на уровне сельских общин. Особенно это заметно на примере детских считалок и дразнилок: их структура похожа, но детали разнятся. То же можно сказать о других фольклорных рассказах. Например, в Смоленской области, скорее всего, будут истории про французских солдат начала XIX века или сосну, которую Наполеон посадил, когда проходил мимо. А в Поморье на Русском Севере — про персонажей, связанных с морем. Конечно, со временем многие фольклорные явления унифицировались. В советское время был заметный социальный лифт: люди съезжались из деревень в города. Появились пионерлагеря, где встречались дети из разных частей страны и обменивались историями. Дальше работало понятие «цензура коллектива» — его в 1929 году ввели Роман Якобсон и Петр Богатырев, которые пытались понять, как выживают фольклорные формы. Цензура коллектива позволяет отбрасывать нестабильные элементы, оставляя только то, что отвечает потребностям рассказчиков.

Читать еще:  Зачем может пригодится отвал

Затем идет процесс варьирования, изменения и подгонки деталей. Работают законы редукции. Стандартная история, все знают строчки песни: «Крутится, вертится шар голубой. Крутится, вертится над головой. Крутится, вертится, хочет упасть. Кавалер барышню хочет украсть». Что за шар голубой? Люди, родившиеся в 1960–1970-х годах обычно говорят, что это Земля, и связывают историю с полетом Гагарина в космос. Но почему Земля «над головой» и «хочет упасть»? Причем здесь кавалер и барышня? Те, кто вырос в 1990-е, отвечают, что в песне поется про шар на дискотеках. Получается довольно интересно: форма транслируется, и в ней каждый вычитывает более-менее актуальное для себя содержание, не задумываясь о значении. Но стоит добавить к слову «шар» букву Ф, как сразу станет понятно, что речь идет о танце с шарфами. Это и есть закон редукции.

Применяются и законы гиперкоррекции — когда рассказчик усложняет текст, вписывая в него содержание, которое, по его мнению, больше соответствует жанру; меняет форму на более «правильную». Текст самоисправляется и перестает походить на первоначальный вариант. Поэтому важно понимать, что фольклор — это совсем не литература, а особый вид существования информации.

Вышеупомянутые процессы можно рассмотреть на конкретном примере. В городе Куйбышев Самарской области жила девушка. Она росла в религиозной семье, хотя сама была атеисткой. На святки 1956 года девушка пошла на танцы. Ее парень не пришел, тогда она взяла со стены икону и со словами «Раз моего Николая здесь нет, дай-ка потанцую с тобой» начала танцевать, как вдруг окаменела. Через некоторое время в газете «Волжская коммуна» вышел фельетон, описывающий эту историю со всеми подробностями: как девушку вырубали из пола, как ей пытались сделать укол, но иглы гнулись и так далее. У дома девушки собралась верующая толпа, чтобы посмотреть на чудо. Вскоре история попала из города в область, а оттуда — в соседние регионы, попутно обрастая новыми деталями. Ее зафиксировали специальные люди, которые следили за общественными настроениями — так называемые уполномоченные по делам религии. Они ездили по окраинам и записывали: «Здесь говорят, что если на праздник пойдешь в кино, а не в церковь, то окаменеешь, как та девушка.

С 1960-х годов циркулировали письма с пересказом фельетона про окаменевшую девушку. Появился финал: икону из ее рук вынимает старичок, которого позже будут называть Николаем Чудотворцем. Ожившую девушку увозят в органы, либо она умирает, либо уходит в монастырь. Кроме того, девушка получает имя — Зоя — и о ней пишет журнал многотиражный журнал «Наука и религия». В 1990-е годы в деревнях стали часто рассказывать о девушке, бабушке или мальчике, которые окаменели из‑за неуважения к святыням. Тогда же представитель самарской епархии включает Зою в круг чудес Николая Чудотворца. В 2000-х святому ставят памятник рядом с домом, где якобы жила девушка. Теперь «Стояние Зои» православные активисты используют для того, чтобы сакрализировать ландшафт города, а другие группы людей — чтобы помешать девелоперам строить новые здания на этом месте. Городская легенда начинает влиять на пространство.

Вопрос: «Кто придумал это в 1956 году?» Идем назад. В 1930-е годы появляется множество текстов с рассказами о том, как комсомолец из города пришел к деревенскому старику, взял икону, стал танцевать и окаменел. В воспоминаниях, которые датируются 1919 годом, есть такой сюжет: фабричный пришел домой, начал танцевать с иконой и плясал до тех пор, пока не упал замертво. В предисловии к стихотворению Зинаиды Гиппиус говорится о революционном матросе, который танцевал с иконой и умер. Можно копать дальше: Саломея и ее танец с головой; жена Лота, которая совершает кощунство, оборачивается и окаменевает. Где остановиться? Здесь важен другой момент: почему эта история сохранилась и развивается до сих пор. Фольклористы пришли к выводу, что некий набор сюжетов оформляется в легенду в момент социальных потрясений. Зое в этом смысле повезло — она пришлась на пик религиозной смуты, когда люди переживали из‑за политики властей по отношению к религии и массового уничтожения церквей.

О страшилках

Не знаю, как сейчас, а в моем далеком детстве любимым способом развлечения было рассказывание страшилок. Особенно этот жанр процветал в пионерлагерях. После отбоя, когда в спальнях выключали свет, начинались рассказы.

. В чорной-чорной комнате. из чорной-чорной стены. появляется чорная-чорная рука. И ХВАТАЕТ ТЕБЯ ЗА ГОРЛО!

Капслок в конце фразы не случаен. Начинался рассказ всегда тихим зловещим шепотом с многозначительными драматическими паузами, а последние слова тебе могли прокричать прямо в ухо, да еще и схватить за горло для пущего эффекта. В чорной-чорной пионерской спальне цвет руки было особо не разобрать, поэтому некоторые домашние дети, впервые попавшие в этот вертеп, пугались до полусмерти.

Я была девочкой впечатлительной и ни слушать, ни рассказывать такое не любила. Побаивалась, да. Но сейчас я уже выросла большая, и страшилки у меня изменились. Одной из них я пугаю себя каждый божий день. Рассказать о ней можно так.

. Ранним-ранним зимним утром. вылезаешь из-под теплого-теплого пухового одеяла. суешь ноги в мягкие-мягкие меховые тапки. надеваешь толстый-толстый пушистый халат. доходишь до ванной, быстро-быстро снимаешь с себя все И СТАНОВИШЬСЯ ПОД ЛЕДЯНОЙ ДУШ!

Если вам не стало страшно, попробуйте повторить последовательность действий в натуре. Это я к чему рассказываю? Еще летом обещала доложить о результатах борьбы за иммунитет.

Ну так вот, начала я обливаться в августе. Состояние у меня было тогда плохим — не просто переутомление, а крайнее переутомление + бронхит в подостром периоде. Недели две я держалась, а потом. заболела. Что было последней каплей, не знаю — кажется, схватила вирус от кашлявшей соседки. И впервые за последние десять лет я заболела с высокой температурой — к обеду зазнобило, к вечеру уже было 38,7.

До этого любая простуда приводила к боли в горле и дикому кашлю на фоне температуры в 35,8, а то и ниже. Организм отказывался бороться и просто тихо загибался. А тут вдруг иммунитет прорезался и быстренько всю инфекцию задавил. И кашель прекратился недели через две против обычных двух-трех месяцев. И это после двух недель обливаний!

Как только пришла в себя, продолжила. И вот с тех пор (тьфу-тьфу-тьфу) даже насморка не было, хотя уже и январь кончается. Правда, в местах скопления народа стараюсь лишний раз не отсвечивать. Лишние вирусы — они лишние и есть.

Конечно, радоваться пока рано — зима в самом разгаре, так что еще можно подхватить все, что угодно. Но будем надеяться.

А вы там как? Закаляетесь или живете с ангиной, холериной и хроническим соплетечением ? Признавайтесь уже.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector